«Национальная оборона»: Перспективный корабельный ЗРК «Тор-МФ» – лучший ответ на новые воздушные угрозы над морем

 «Национальная оборона»: Перспективный корабельный ЗРК «Тор-МФ» – лучший ответ на новые воздушные угрозы над морем
Фото: Аналитический центр по вопросам воздушно-космической обороны
Оснащение кораблей ВМФ России ЗРК «Тор-МФ» позволит обеспечить их защиту от современных и перспективных СВН.

Атака с воздуха, начиная со Второй мировой войны, является главной угрозой для кораблей и судов. Соответственно – обеспечение ПВО кораблей и конвоев – одна из основных задач, стоящих перед флотом. При этом эта задача не может быть решена раз и навсегда – по причине непрерывного совершенствования средств воздушного нападения и тактики их применения.

Каждое кардинально новое СВН требует новых подходов в организации ПВО. До недавнего времени наиболее мощное зенитное оружие считалось и наиболее эффективным. Если позволяло водоизмещение корабля, на него старались поставить ЗРК средней, а лучше – большой дальности.

Логика была проста и очевидна – намного удобнее сбить носитель управляемого оружия – самолет, чем отстреливаться от выпущенных им противокорабельных ракет. До недавнего времени эта логика была безукоризненной. Однако появление ПКР нового поколения требует коррекции взглядов на роль ЗРК различных классов в обеспечении флотской ПВО.

Основной тенденцией в развитии СВН на «морском направлении», особенно ярко проявившейся в прошедшем десятилетии, стало стремление военного руководства ведущих морских держав к постоянному увеличению дальности применения средств поражения класса «воздух-корабль» и «корабль-корабль». К чести ВМФ России, следует заметить, что именно он, в данном случае, стал «законодателем моды»: ПКР «Гранит», «Калибр», «Оникс» имеют дальность полета 550-800 км. Однако и в зарубежных флотах стремление к росту дальности действия ПКР проявилось вполне отчетливо. Уже последние модификации ПКР AGM-84 Harpoon летают на расстояние в 280 км. А в 2018 г. на вооружение ВМС США была принята ПКР AGM-158C LRASM с дальностью полета 930 км.

В качестве носителей AGM-158C LRASM в первую очередь выступают стратегические бомбардировщики B-1B (до 24 ПКР на борту). Нет особых проблем и с размещением этих ракет на палубных истребителях-бомбардировщиках F/А-18 (2 ПКР). Судя по базовой версии ракеты (УР «воздух-земля» AGM-158В JASSM), линейка носителей может быть расширена.

Очевидно, что уничтожение самолета-носителя с расстояния в 500 морских миль в настоящее время выходит за пределы возможностей ЗРК большой дальности. Эту задачу в ближней морской зоне придется в еще большей мере переадресовать истребителям аэродромного базирования. Тоже касается и тех редких случаев, когда отечественный ВМФ ведет боевые действия за границей. Российские Вооруженные Силы участвуют в зарубежных конфликтах только по приглашению национальных правительств, которые также готовы предоставить и аэродромную инфраструктуру, как это показывает пример Сирии.

Палубные истребители-бомбардировщики F/A-18 ВМС США являются носителями ПКР AGM-158C LRASM с дальностью полета 930 км.

Для корабельных же систем ПВО на первый план выходит борьба уже не с носителем, а с самим высокоточным оружием – ПКР дальнего действия. А это задача не для ЗРК большой и средней дальности. Дело даже не в том, что ракеты этих комплексов очень дороги – в конце концов, экономическая эффективность определяется не стоимостью средства ПВО, а стоимостью обороняемого объекта. Но массо-габаритные характеристики ЗУР БД и СД не позволяют разместить их на кораблях в достаточном количестве. Разумеется, не может быть и речи об отказе от корабельных ЗРК БД и СД – у них остается достаточно целей над морем. Однако сфера их применения сужается. Основной же упор в построении ПВО заметно смещается в сторону ЗРК, максимально эффективных против ВТО.

Стрельбовые испытания ЗРК «Тор-М2КМ» в модульном исполнении, размещенного на вертолетной палубе фрегата «Адмирал Григорович»В Сухопутных войсках, как отметил командующий Войсками ПВО СВ генерал-лейтенант А.П. Леонов (см. журнал «Национальная оборона» №06/2020), основным средством борь­бы с ВТО в тактическом звене являются ЗРК семейства «Тор». Очевидно, что и корабельные версии ЗРК МД решают те же задачи. Собственно, корабельный ЗРК МД «Кинжал» и является морской версией ЗРК «Тор-М1» – они полностью унифицированы по ЗУР и на 60% по аппаратной части. Однако «Кинжал» отличает некоторая громоздкость, что предопределило его применение в основном на кораб­лях водоизмещением 4000-5000 т и выше.

Массивность «Кинжала» обус­ловило сохранение на флоте предшествующей версии ЗРК МД – «Осы-М» (морской вариант ЗРК «Оса»). Последовательно модернизируясь до уровня «Оса-МА» и «Оса-МА-2», этот ЗРК размещался на кораблях водоизмещением от 500 т. Для времени своего создания – 70-80 гг. прошлого века – это были прекрасные комплексы, пожалуй – лучшие в своем классе. Но время идет. Сухопутная «Оса» сегодня фактически признана устаревшим средством ПВО – к ней уже лет двадцать как не производят ЗУР. И не планируют производить, а это означает, что, по достижении в довольно близком будущем предельного срока службы ракет, комплексы будут сняты с вооружения.

Насколько лучше в этом вопросе обстоят дела у «Осы-МА-2», имеющей практически тот же «возраст»? Что касается «Кинжала», то, судя по используемым индексам комплекса, серьезных модернизаций он не проходил. ЗУР – 9М330-2 – остается прежней. Между тем, «Тор-М1» был в 2009 г. модернизирован до уровня «Тор-М2У», а в 2016 – до уровня «Тор-М2». ТТХ улучшились кардинально. Для «Тор-М2», в частности, принята новая ЗУР – 9М338К, которая при лучших летных качествах имеет в полтора раза меньшие массо-габаритные показатели.

Само собой напрашивается приведение ТТХ корабельных ЗРК МД в соответствие с современным развитием техники. Эта задача на протяжении ряда последних лет активно решается на Ижевском электро­механическом заводе «Купол» – головном предприятии по разработке и производству ЗРК семейства «Тор». Здесь в инициативном порядке ведутся работы по созданию ЗРК «Тор-МФ» – корабельного аналога ЗРК «Тор-М2».

Практическая отработка темы началась в 2015 г. Тогда, ЗРК «Тор-М2У», работая с прибрежной полосы, успешно обнаружил и сбил цели, идущие над водной поверхностью. В 2016 г. АБМ «Тор-М2КМ» с борта фрегата «Адмирал Григорович» уже в открытом море поразил мишени, имитирующие низколетящую (4,5-5 м над уровнем моря) ПКР и высокоскоростное ВТО. Тем самым возможность применения ЗРК семейства «Тор» на кораблях ВМФ была подтверждена на  практике. Комиссией по проведению стрельбовых испытаний было рекомендовано использование ЗРК семейства «Тор» в интересах флота. В 2019 г. на берегу Воткинского водохранилища прошли успешные испытания нового программного обеспечения ЗРК «Тор-М2КМ», доработанного для применения комплекса в корабельных условиях над водной поверхностью.

В отличие от сухопутной версии, для корабельного «Тора» предполагается разнесенная компоновка. Систему управления (антенные посты) предполагается устанавливать на верхних ярусах надстроек. ЗУР в пусковых контейнерах (в количестве, предусмотренном проектом строительства или модернизации корабля) предполагается размещать в подпалубном пространстве верхней палубы, полубака или шельтердека. Там же предполагается разместить и боевой пост комплекса с рабочими средствами сопряжения с корабельными системами.

ТТХ ЗРК «Тор-МФ», скорее всего, будут даже лучше, чем ТТХ ЗРК «Тор-М2». Последние хорошо известны, а главное – подтверждены на практике, в том числе и в боевых условиях: в ходе обеспечения ПВО российской авиабазы Хмеймим ЗРК «Тор-М2» уничтожил около сотни различных средств воздушного нападения, применяемых международными террористами. При этом следует учитывать, что реальные ТТХ ЗРК семейства «Тор» во многом выше паспортных характеристик (в которых указываются гарантированные значения, а не рекордные, как это практикуют западные производители).

Так, нижняя граница зоны поражения «по паспорту» составляет 10 м, а на практике – 4,5-5 м. Верхняя граница – 12 км, дальний рубеж перехвата – не менее 15 км, но это для околозвуковых целей, менее скоростные СВН могут быть сбиты и на большей дистанции. Максимальная скорость перехватываемых целей – 2 Маха, но по сообщениям белорусских зенитчиков, они успешно сбивали с ЗРК «Тор-М2К» и цели летящие на скорости 3 Маха.

Правда курсовой параметр в данном случае был невелик, но при решении задач самообороны корабля-носителя, или обеспечения ПВО отряда кораблей, идущих в плотном ордере, это не имеет значения. Максимальный же курсовой параметр составляет +/- 9,5 км, что более чем достаточно для обеспечения ПВО крупного конвоя. Минимальная эффективная поверхность рассеяния цели по паспорту составляет 0,1 м2, но есть все основания предполагать, что к моменту завершения проектирования ЗРК «Тор-МФ» она будет заметно уменьшена. Дальность обнаружения у сухопутных «Торов» инструментально ограничена радиогоризонтом (32 км). Поскольку антенны РЛС корабельного «Тора» будут установлены заметно выше над поверхностью, дальность обнаружения будет выше – за счет удлинения радиогоризонта.

Массо-габаритные характерис­тики ЗРК «Тор-МФ» к настоящему времени доподлинно неизвестны, но если провести аналогию с АБМ ЗРК «Тор-М2КМ», который в корпусе с противоосколочной защитой и автономной системой энергообеспечения весит 15 т, можно предположить, что, например, весовые затраты на размещение интегрированных с корабельными системами ЗРК с двумя антенными постами (носовой и кормовой либо левого и правого бортов) и двумя пусковыми модулями по 16 ЗУР 9М338К составят не более 20 т. Это позволит размещать ЗРК «Тор-МФ» на кораблях водоизмещением от 500 т – там, где раньше могла применяться только «Оса-М». Что особенно актуально в свете активного строительства для нужд ВМФ РФ кораблей ближней морской зоны.

Справедлив вопрос – а нельзя ли переадресовать перехват ВТО более дешевым ЗРК ближнего действия и ПЗРК (в корабельных вариантах)? Летные характеристики их ЗУР позволяют сбивать многие из современных ПКР. Но прежде, чем сбить цель, ее нужно обнаружить. А возможности обнаружения малозаметных целей мощных РЛС ЗРК семейства «Тор» значительно превосходят своих соб­ратьев из нижестоящих звеньев ПВО. Это особенно актуально в вопросе противостояния современным и перспективным СВН, обеспечению скрытности применения которых уделяется большое внимание (в той же LRASM для снижения радиолокационной заметности активно применяются композитные углеродистые материалы корпуса).

Тем не менее, у задачи есть оптимальное решение. Оно состоит в объединении возможностей мощных РЛС «Тора» с недорогими и компактными ЗУР ближней зоны. Эта возможность появилась после модернизации в 2020 г. комплекта средств связи ЗРК «Тор-М2», в ходе которой этот комплекс МД получил возможность управления огневыми средствами нижестоящих средств ПВО. Размещение на одном корабле ЗРК «Тор-МФ» и, дополнительно к ним, пусковых установок ЗУР ближнего действия позволит существенно нарастить возможности ПВО без заметного увеличения боевой нагрузки.

Учитывая вышеизложенное, следует признать, что оснащение кораблей флота ЗРК «Тор-МФ» позволит обеспечить их защиту от современных и перспективных СВН, в том числе наиболее опасных из них – низколетящих малозаметных ПКР дальнего действия.



Возврат к списку