Слесарных дел мастера

22.10.2012
– Нам очень не нравится радио «Дача», а в остальном все замечательно, – с шутливой улыбкой на лице отвечает на мой вопрос о том, что нравится/не нравится на работе, молодой слесарь-сборщик радиоэлектронной аппарату­ры и приборов сборочно-монтажного цеха 114. – Мы уже пытались договориться с ними, но не по­лучается. – Под ними Василь обозначает более старших товарищей, работающих в цехе уже не один десяток лет. – Весь год одни и те же песни. Мы даже предложили «Ретро-FM», но все беспо­лезно, – подшучивая, рассказывает Василь.
Среди слесарей-сборщиков радиоэлектронной аппаратуры 114 цеха немало молодых лю­дей, выбравших для себя эту профессию и па­раллельно получающих высшее образование, и это не удивительно. Часто слесари, которые постоянно повышают свой профессиональный уровень, занимают руководящие должности.
Профессия слесаря очень мужская. Ее пред­ставители выполняют различные операции на станках, умеют обращаться с широким рядом инструментов, а также занимаются очень тон­кой и сложной работой. И в семье, и в кругу дру­зей такого мужчину называют «мастером на все руки», его, без всяких сомнений, очень ценят.
Но не стоит думать, что главный инструмент слесаря – его руки. Без думающей и ясной голо­вы представителями этой профессии не становятся. Нередко конструкторы ставят перед слесарями очень непростые задачи, касающиеся сборки радиоэлектронной аппаратуры. В таких случаях слесарь выполняет функции рационализатора.
Перед слесарем стоит множество задач, которые всегда нужно держать в голове. На каждый блок радиоэлектронной аппаратуры, кото­рый предстоит собрать слесарю-сборщику, существует технологический процесс, где поэтапно расписаны все операции, и на каждую определен свой инструмент. Вся трудность состоит в том, что чертежи, по которым совершаются работы, очень сложны. Необходимо быть дисциплинированным и внимательным, чтобы, начиная с основного чертежа и заканчивая последней сборкой, входящей в него, все было учтено и выполнено.
Часто детали, необходимые для сборки, не по­ставляются вовремя, и слесарю остается, как всегда, помнить, что из двух аналогичных блоков есть тот, в котором де­таль монтирована, а в другом ее еще нет, так как в процессе сборки нужного элемента не было в наличии.
– Если бы у нас все материалы поставлялись вовремя, то и работа шла бы быстрее. Сегодня нет железа, завтра – шасси, послезавтра – крепеж­ных деталей, а позже – ПКИ (покупных комплектующих изделий), – рассказывает Марс Азатович, слесарь с большим стажем.
Я, как корреспондент, пытающийся разобраться в тонкостях профессии, старалась отвлечь Марса Азатовича от наболевшей проблемы:
– Цветов у вас нет, из всех украшений – только на стене висят образцы денег прошлых лет...
– На рабочем месте не должно быть посторонних предметов, – строго сказал Марс Азатович.
Действительно, на столе Марса Аза­товича лежали только инструменты, на каждом из которых есть свой номер, указанный также и в технологическом процессе.
Я, в свою очередь, не успокаивалась:
–Тогда и денег быть не должно.
– Деньги – это для «чаек», чтобы они знали, какими раньше были денежные единицы.
«Чайками» Марс Азатович и Николай Анатольевич, долгое время работающие в цехе, называют молодых работ­ников.
Я полностью согласна с таким необычным собирательным именем, придуманным опытными слесарями. Пока Марс Азатович готовил крепежи, чтобы закрепить с их помощью узлы на шасси, а Николай Анатольевич устанавливал узлы в блок, молодые слесари шумели, как чайки, закидывая друг друга шутками во время выполнения операций, не требующих большой концентрации внимания.
Но простых операций, когда можно отвлечься и пообщаться, не так много. Обычно преобладают сложные. Например, при ремонте блоков нужно ознакомиться со всей документацией, понять, какие узлы необходимо перепроверить, неисправные узлы от­править на ремонт, а потом, когда узлы снова окажутся в цехе, вспомнить, откуда они были взяты. Конечно, при такой работе, требующей дисциплинированности, не до шуток.
Николай Анатольевич продолжал заниматься узлами, а потом быстро встал и направился к Василю, взяв с его рабочего места «сухарь» – деталь, необходимую в блоке, так что Василь только и успел сказать «Э, куда?». Конечно, это было сказано в шутку, по-доброму. Николай Анатольевич ниче­го не объяснял, повернувшись к мо­лодому слесарю с еле заметной снисходительной улыбкой. В моих глазах это интерпретировалось как «Подожди, вот прора­ботаешь с мое, еще не так бу­дешь подходить».
Но, как оказалось, старшие слесари назвали молодых «чайками» не из-за их шутливости и жизнерадостности, а потому что в свое время они много спрашивали, что и как делать.
– Поговорите с «чайками», – не без задора частенько предлагал мне Марс Азатович, – они у нас любят рассказывать, только дай волю. Сейчас они уже не спрашивают нас, что делать, и даже стали бригадой.
Мне не приходится идти к «чайкам» за ответом, они сидят совсем рядом, и я с любопытством спрашиваю:
– Вы сами захотели стать бригадой?
– А нас не спрашивали, сказали «будете!» – мы стали. Теперь у нас и бригадир есть.
– Почему Вас, например, бригадиром не сделали, – спрашиваю я у Антона, одного из молодых слесарей.
И опять вереница шуток.
– Бригадир у нас без пяти минут женатый, ему положено занимать такую должность.
Конечно, тут же раздается смех.
Пока я слушала разговоры молодых слесарей, касающихся работы, монтажник участка в лице милой женщины пришла к Марсу Азатовичу, чтобы попросить смазать плоскогубцы. Естественно, он не отказался. Вооб­ще, слесари очень часто взаимодей­ствуют не только с монтажниками, но и с конструкторами, технологами других цехов для устранения недоработок при изготовлении механическими цехами деталей, шасси и других эле­ментов.
Я продолжаю наблюдать за протеканием производственного процесса. Пока опытные слесари устанавливают в блоки новые детали, молодые осваивают бригадный метод, чтобы нау­читься работать совместно, ощутить товарищескую помощь и поддержку. Их можно сравнить с новыми деталями, которым требуется притирка для четкой и безотказной работы.
– Сначала, – рассказывает бригадир, – мы трудились каждый на себя, но теперь, работая в бригаде, проверяем изделия товарищей, предупреждая брак.
Марс Азатович говорит, что очень до­волен занимаемой им должностью. В работе слесаря есть все ему необходимое: веселый коллектив (тут главную роль играют «чайки»), опытные товарищи (в этом пункте никуда без Николая Анатольевича), мастер-товарищ, у которого нет любимчиков (Антон Витальевич откровенно гово­рит, что ситуация на их участке куда лучше, чем на других, он старается все работы делить поровну) и очень много творчества (ни один день не похож на другой, да и технологический процесс нередко подводит, все нужно продумывать самому).
Интересно, что и монтажницы, и гальваники, и слесари, наконец, говорят в один голос, что их работа творческая. Наблюдая за рабочей атмосферой, на своем опыте убеждаешься в том, что они правы. Без глубоких мыслительных процессов, развития и внедрения идей никогда не добиться результатов, которых достигают представители этих профессий.


Возврат к списку